Вызов консультанта
Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Налог на выведенный капитал vs налог на прибыль: о чем спорят "в верхах"
Юрий Цыганок, сертифицированный специалист IAS IPFM, САР, руководитель бухгалтерского направления, ЛІГА:ЗАКОН

"Нацсовет реформ поддержал введение налога на выведенный капитал с 2018 г." – эта новость на прошлой неделе облетела все деловые интернет-ресурсы. А между тем среди экспертов, депутатов и минфиновских чиновников уже почти год идут нешуточные баталии по этому поводу. И хотя до 2018 года еще многое изменится, но коль скоро эта тема вызвала такой ажиотаж, мы уже сейчас коротко знакомим вас с тем, чем могут заменить привычный налог на прибыль.

В действительности идея налога на выведенный капитал не нова. Эта модель налогообложения с 2000 года работает в Эстонии, которая в рейтинге Doing Business по легкости ведения бизнеса занимает 12 место (для сравнения, Украина – 80-е)*.

* По состоянию на июнь 2016 г. (см. http://www.doingbusiness.org/Rankings).

В Украине эта модель впервые была предложена в прошлогоднем либеральном законопроекте № 3357, многие положения которого воплотились потом в Законе № 909. Многие, но не все. Идея налога на выведенный капитал оказалась для Украины слишком революционной, поэтому многими была воспринята в штыки, как в парламенте, так и в правительстве. Разошлись мнения и в экспертной среде. Следовательно, год назад эта идея оказалась непроходной.

В настоящее время законопроект о налоге на выведенный капитал уже живет своей отдельной жизнью. Его авторы активно сотрудничают с Комитетом ВР по вопросам налоговой и таможенной политики. И коль скоро Национальный совет реформ одобрил введение налога на выведенный капитал с 2018 года, то можно ожидать, что после обсуждения и доработки именно этот проект, скорее всего, и будет подан в парламент. Так что мы с вами уже сейчас можем понять, каких нововведений от него ждать.

Налог на выведенный капитал: от идеи...

Любой бизнес существует, прежде всего, чтобы зарабатывать деньги для собственника (а иначе это не бизнес, а что-то другое). Пока деньги крутятся в бизнесе, они создают добавленную стоимость, обеспечивают рабочие места, поступления в бюджет от НДС и НДФЛ, наполняют Пенсионный фонд. Изымать часть прибыли на этом этапе не только бессмысленно, но даже вредно для экономики в перспективе – считают идеологи налога на выведенный капитал. И поэтому предлагают брать налог уже "на выходе" – когда деньги отправляются к собственнику в виде дивидендов или других благ.

Основная идея налога на выведенный капитал: прибыль, полученная предприятием, не облагается налогом до тех пор, пока она не выплачивается собственникам в форме дивидендов и приравненных к ним платежей.

... до ее воплощения

Идея, как видим, здравая. Важно то, как она будет реализована. Рассмотрим ключевые положения законопроекта, которым раздел III НКУ предложено в очередной раз изложить в новой редакции (в очередной – потому что он уже радикально менялся с 01.01.2015 г.).

Объект налогообложения хотят определить как:

… операции, которые приводят к изъятию (в том числе путем их недополучения) средств, товаров (в том числе необоротных активов) от хозяйственной деятельности плательщика налога, осуществляемой на территории Украины.

Немного забегая наперед, отметим, что слова "в том числе их недополучению" указывают на то, что к выведенному капиталу приравняют и недополученные доходы от "дружественных" контрагентов – неплательщиков налога на выведенный капитал. Иногда для определения базы налогообложения в таких случаях будут использовать обычную цену.

Если говорить именно об операциях по выводу капитала, то к ним относятся:

• выплата дивидендов в пользу неплательщика налога на выведенный капитал;

• выплаты в денежной и натуральной форме в пользу собственника корпоративных прав, даже если они не оформлены как дивиденды.

Кроме того, к операциям по выводу капитала приравниваются выплаты:

• процентов, комиссий по займам в пользу связанных лиц – нерезидентов;

• страховых платежей в пользу нерезидентов;

• финансовой помощи неплательщику налога на выведенный капитал, а также безоплатное предоставление товаров, работ, услуг;

• любые нецелевые выплаты в денежной и/или натуральной форме, осуществляемые неприбыльными организациями (причем для них это грозит утратой "неприбыльного" статуса);

• инвестиций в объекты за пределами Украины, как в денежной, так и неденежной форме;

• роялти;

• взносов в уставный капитал, доверительное управление или в совместную деятельность, перечисленные/переданные неплательщикам налога на выведенный капитал в денежной и/или натуральной форме,

• а также дебиторская задолженность за товары, работы, услуги, поставленные неплательщикам этого налога.

И наконец, предусмотрены операции, по которым нужно будет самостоятельно делать доначисление налога:

• контролируемые операции в рамках ТЦО, условия которых не соответствуют принципу "вытянутой руки";

• роялти в пользу офшорных нерезидентов либо тех, в стране которых роялти не облагается налогом, и по правам, которые впервые возникли в Украине;

• продажа товаров неплательщикам налога на выведенный капитал (здесь будут использоваться обычные цены).

Плательщики налога – юрлица-резиденты и постоянные представительства нерезидентов. Что касается юрлиц-нерезидентов, то чтобы работать с ними в Украине, резидент обязан будет удостовериться, что нерезидент открыл здесь постоянное представительство.

Казалось бы, обложили со всех сторон, чтобы и мышь не проскочила. Но нет, в законопроекте нам не удалось обнаружить доначисления в случае приобретения товаров, работ, услуг по ценам выше обычных у неплательщиков налога на выведенный капитал. Это очевидная дыра. Не исключено, что наши находчивые налого(не)плательщики найдут и другие способы маскировки вывода капитала.

Ставки налога предусмотрены две:

• 15 % – с операций по выводу капитала напрямую собственникам (дивиденды и прочие прямые выплаты в денежной и натуральной форме, даже если они не оформлены как дивиденды);

• 20 % – с операций, которые приравниваются к выводу капитала, и для доначислений.

Похоже на приз "за честность": маскируешь вывод капитала под всякие "проценты и роялти офшорным нерезидентам" – платишь 20 %. Официально платишь дивиденды – получи ставку на 5 процентных пунктов ниже. А если возвращаешь инвестиции в пределах первоначального взноса в уставный капитал – не платишь ничего.

И на закуску еще одна "плюшка" от авторов законопроекта: возможность зачета накопившихся переплат по налогу на прибыль в счет уплаты налога на выведенный капитал.

За и против

Плюсы такой модели налогообложения очевидны:

1) создаются стимулы для деловой и инвестиционной активности. Как показал опыт Эстонии, в страну сразу увеличился приток иностранных инвестиций. Вместе с тем инвесторы-резиденты почему-то не поспешили наращивать свою активность. Видимо, не поверили такому счастью;

2) у предприятий нет необходимости занижать финансовый результат, а значит, финансовая отчетность предприятий может стать более прозрачной и привлекательной для инвесторов и банков;

3) налоговые обязательства легко проверять, ведь операции, которые отнесены к объекту налогообложения, сложно утаить. Налоговикам достаточно будет проконтролировать факт наличия таких операций. Соответственно, исчезнет тема для споров: "можно или нельзя относить в расходы?", "нужно ли корректировать?" (хотя повод для спекуляций вокруг обычных цен все равно останется).

Оппоненты задают встречные критические вопросы:

1. Если этот налог такой эффективный, то почему его до сих пор не внедрила ни одна страна, кроме Эстонии? В большинстве развитых экономик мира взимается корпоративный налог, являющийся аналогом нашего налога на прибыль.

2. Чем закрыть дыру в бюджете, которая неминуемо образуется после отказа от налога на прибыль? А ведь в Эстонии так и случилось: поначалу поступления от нового налога оказались вдвое меньше, чем от налога на прибыль.

3. Не будут ли компании просто "обналичивать" средства, прикрываясь покупкой каких-либо фиктивных услуг, вместо того чтобы платить налог на выведенный капитал? Хотя здесь как раз ответ имеется: при ставке налога 15 % уже нет никакого смысла рисковать.

4. И наконец, сколько можно мучить бухгалтера очередными изменениями?! Но и на этот вопрос тоже есть ответ: если можно наконец сделать один раз хорошо, и больше к этому не возвращаться, то почему должен пугать этот "еще один раз"? Тем более что отпадет потребность в упрощенной системе налогообложения: общая система сама по себе упростится. Разве что с НДС-ом надо будет что-то решать. Ведь нынешняя 3-я группа единого налога со ставкой 5 % без НДС – единственный выход для бизнеса в сфере услуг, консалтинга и ИТ, где НДС превращается в 20 % с оборота из-за отсутствия входящего налога.

Впрочем, НДС с единым налогом – это уже другая история. Что же касается налога на выведенный капитал, то мы не беремся никого агитировать ни за, ни против. Теперь вы знаете, о чем спорят "в верхах". А выводы каждый сделает сам.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание БУХГАЛТЕР&ЗАКОН
Контакты редакции:
bz@ligazakon.ua