Вызов консультанта
Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Запретить нельзя использовать: что делать дальше с "1С"?
Юрий Цыганок, сертифицированный специалист IAS IPFM, САР, руководитель бухгалтерского направления, ЛІГА:ЗАКОН

После выхода нашумевшего президентского Указа № 133/2017, под который наряду с российскими сайтами попали и "1С" с "Парусом", пользователи этих продуктов заволновались: как работать дальше? Можно ли продолжать использовать "1С", купленную ранее? Не придут ли с обыском? Что будет с обновлениями? 17 мая мы провели круглый стол, на котором задали эти вопросы представителям СБУ и СНБО. Сегодня постараемся развеять ваши опасения.

Прежде всего напомним, что первый правовой анализ санкционного Указа № 133/2017 эксперты дали еще вечером 16 апреля в материале "1С" под санкциями от СНБО: перспективы и угрозы для пользователей программы" https://ligazakon.net/lawnews/doc/NZ172599

И уже на следующий день на круглом столе, проведенном компанией ЛІГА:ЗАКОН, представители СБУ Юлия Лапутина и СНБО Виталий Петров подтвердили то, что санкции направлены против конкретных юридических лиц – поставщиков ПО, включенных в санкционный список, но не против многочисленной армии рядовых пользователей.

Тем не менее вопросы продолжают поступать, и поэтому мы решили еще раз вернуться к теме "запрета "1С".

Могут ли предприятия продолжать использовать "1С", купленную ранее?

"Запрет использовать программные продукты "1С" не касается частного сектора. СБУ может только рекомендовать, но не запретить использовать юту программу хозрасчетными предприятиями", – так ответила на этот прямой вопрос заместитель начальника департамента информационной безопасности СБУ Юлия Лапутина.

Подтверждение этому мы находим в п. 2 Решения СНБО от 28.04.2017, которое вводится в действие Указом № 133/2017: "Применить персональные специальные экономические и другие ограничительные меры (санкции) к..: ..2) юридическим лицам согласно приложению 2".

Что это за специальные экономические и другие ограничительные меры, мы узнаем, найдя в списке конкретное юрлицо (к примеру, ООО "1С", г. Москва):

1) блокирование активов – временное ограничение права лица пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом;

2) ограничение торговых операций;

3) предотвращение вывода капиталов за пределы Украины;

4) прекращение исполнения экономических и финансовых обязательств;

5) ограничение или прекращение предоставления телекоммуникационных услуг и использования телекоммуникационных сетей общего пользования;

6) запрет осуществления государственных закупок товаров, работ и услуг у юридических лиц – резидентов иностранного государства государственной формы собственности и юридических лиц, доля уставного капитала которых находится в собственности иностранного государства, а также государственных закупок у других субъектов хозяйствования, осуществляющих продажу товаров, работ, услуг происхождением из иностранного государства, к которому применены санкции в соответствии с настоящим Законом;

7) прекращение выдачи разрешений, лицензий на ввоз в Украину из иностранного государства или вывоз из Украины валютных ценностей и ограничение выдачи наличных по платежным картам, эмитированным резидентами иностранного государства;

8) запрет передачи технологий, прав на объекты права интеллектуальной собственности.

Такие же санкции введены в отношении юрлиц-резидентов, подконтрольных российским компаниям.

Как видим, большинство перечисленных санкций направлены исключительно на юрлиц, включенных в санкционный список, и не касаются пользователей ПО. Пристального внимания заслуживают разве что пункты 5, 6 и 8.

Прекращение предоставления телекоммуникационных услуг (п. 5) ударит по онлайн-сервисам электронного документооборота и представления электронной отчетности – пользователи просто не смогут ими воспользоваться.

Запрет осуществления госзакупок (п. 6) мы отложим на конец статьи.

А вот к п. 8 "запрет передачи технологий, прав на объекты права интеллектуальной собственности" следует присмотреться пристальнее. Касается ли он уже заключенных договоров о передаче лицензии на право пользования ПО? Считаем, что нет, поскольку закон или иной нормативно-правовой акт не может иметь обратной силы, а юридический факт передачи прав уже произошел до вступления в силу Указа № 133/2017.

Поэтому, как и сказали представители СБУ на круглом столе, они не имеют полномочий запретить коммерческим пользователям использовать уже приобретенную программу.

Не придут ли с обыском?

Тем не менее наши граждане, не сильно доверяющие государству, тут же вспоминают инцидент месячной давности с компанией "Драгон Капитал", куда пожаловали с обыском сотрудники СБУ и изъяли компьютерную технику (правда, не всю) на том основании, что на ней установлено некое запрещенное программное обеспечение.

Как впоследствии оказалось, речь идет о программе "Стахановец", которая изначально создавалась для контроля за использованием рабочего времени сотрудниками, и это является ее основной функцией. Соответственно, сотрудники СБУ проводили следственные действия по статье 359 УК "Незаконные приобретения, сбыт или использование специальных технических средств получения информации".

Но "1С:Бухгалтерия" – не "Стахановец". Если даже там и есть некие "недокументированные функции", это не установлено ни одной экспертизой. И уж тем более нет оснований говорить о незаконном приобретении, поскольку все лицензионные договоры по приобретению права пользования ПО для ведения бухгалтерского учета заключались строго в рамках законодательства.

Правда, пессимисты кивают еще на статью 2585 УК "Финансирование терроризма", но тогда под нее подпадет полстраны, и прежде всего Правительство, закупавшее, пусть и вынужденно, энергоносители у страны-агрессора. Поэтому абсурдные предположения всерьез комментировать не будем.

Что будет с обновлениями?

Здесь нужно сразу уточнить, о каких обновлениях идет речь.

Если об обновлениях программного ядра "1С Предприятия", то, скорее всего, легально приобрести обновление не получится, поскольку компаниям-представителям, попавшим под санкции, запрещена передача прав на объекты интеллектуальной собственности (см. п. 8 ограничительных мер).

Вместе с тем мы не видим никаких проблем с обновлениями конфигураций и адаптацией их к изменениям законодательства, которые разрабатываются и осуществляются украинскими фирмами-франчайзи, не связанными с российской "1С" и ее дочками ничем, кроме договора франчайзинга, и не попали под действие Указа № 133/2017.

А как быть бюджетным организациям?

На сегодняшний день это самый сложный вопрос. "Запрет на приобретение программных продуктов компаний, которые попали под санкции, касается прежде всего государственного сектора", – заявила на круглом столе представитель СБУ Юлия Лапутина. Но при этом она отметила, что данный запрет заработает не одномоментно, поскольку сейчас уже середина бюджетного года – тендеры проведены, закупки состоялись. Но на следующий бюджетный год госсектор уже не сможет использовать продукты и пользоваться услугами по сопровождению.

От себя добавим, что "1С" и "Парус" вдвоем практически полностью занимают в Украине рынок ПО для бюджетных учреждений. Если сегодня просто взять, и волевым решением запретить их использовать, то уже завтра зарплату могут не получить депутаты ВРУ, сотрудники аппарата АП, не говоря уже о бюджетниках рангом пониже.

Да и Указ № 133/2017, если уж на то пошло, не является актом прямого действия. Он обязывает исполнительную власть, и прежде всего Кабмин, обеспечить реализацию ограничительных мер (санкций). Об этом говорится в п. 3 самого Указа.

Поэтому бюджетникам тоже рано паниковать, а нужно, прежде всего, дождаться соответствующих распоряжений и приказов от Кабмина и центральных органов исполнительной власти, в ведении которых они находятся.

Что дальше?

На самом деле сегодня все, в том числе и "на самом верху", понимают, что одномоментный запрет использовать "1С" и "Парус" приведет к коллапсу бизнес и государственный сектор. По нашим сведениям, Комитет ВР по вопросам налоговой и таможенной политики совместно с IТ-экспертами даже взялись доказать отсутствие в "1С" "недокументированных возможностей", чтобы гарантированно исключить преследование бизнеса по ст. 359 УК.

А группа народных депутатов даже подала в КСУ конституционное представление относительно соответствия Конституции отдельных положений Указа № 133/2017 о санкциях в части введения в действие пунктов 271 – 276, 287, 422 – 425, 434 – 435 приложения 2 к решению СНБО. Впрочем, перспективы этого конституционного представления очень сомнительны.

Компания ЛІГА:ЗАКОН, со своей стороны, подготовила запрос в СБУ с просьбой официально подтвердить, что рядовым пользователям "1С" ничего не грозит. После того, как будет получен ответ, мы обязательно его опубликуем.

Хотя, если говорить о перспективе, то это, в любом случае, будет всего лишь решением проблемы переходного периода. Указ № 133/2017 создает условия для того, чтобы украинские компании снова начали создавать национальные программные продукты для учета, открывает для них новое окно возможностей.

Причем создание альтернативы "1С" – это не только и не столько вопрос разработки еще одной бухгалтерской программы. Это, прежде всего, вопрос создания инфраструктуры комплексного сервиса для бухгалтеров и финансистов, который затрагивает все стороны их деятельности – от электронного документооборота, первичного учета до составления и представления отчетности, а также информационного обеспечения. Другими словами, речь идет о создании экосистемы для бухгалтеров. И в создании такой экосистемы смогут участвовать ведущие украинские компании, объединенные на общей платформе.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание БУХГАЛТЕР&ЗАКОН
Контакты редакции:
bz@ligazakon.ua