Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Имели ли налоговики право проводить камеральные проверки во время моратория 2015 – 2016 годов?
Елена Лутай, эксперт, ЛІГА:ЗАКОН

Документ:

Кому читать:

налогоплательщикам, в отношении которых была проведена камеральная проверка в 2015 – 2016 годах

Что произошло:

ВС направил на повторное рассмотрение дело об отмене НУР на основании проведенной камеральной проверки из-за недостаточного исследования судами предыдущих инстанций доказательств

Суть дела

Налоговики провели камеральную проверку относительно своевременности уплаты арендной платы юридическими лицами в течение 2013 – 2016 годов. По результатам проверки была установлена несвоевременная уплата согласованных налоговых обязательств и начислен штраф.

Обратите внимание на то, что проверка была проведена в период действия моратория на проведение мер контроля в соответствии с Законом № 71. Поэтому предприятие обратилось в суд с иском признать противоправными действия налоговиков относительно проведения такой проверки, признать противоправными и отменить НУР по ее результатам.

Что сказал суд

Суды первой и апелляционной инстанций иск удовлетворили, ссылаясь на отсутствие правовых оснований для проведения контролирующим органом проверки. Они исходили из того, что из содержания п. 3 разд. ІІ "Заключительные положения" Закона № 71 усматривается ограничение по проведению всех видов налоговых проверок в 2015 и 2016 годах предприятий, учреждений и организаций, физических лиц – предпринимателей, объем доходов которых не превышает 20 млн грн за предыдущий год.

Поскольку предприятие подпадало под действие моратория, суды пришли к выводу, что ГНИ не имела правовых оснований для проведения спорной камеральной проверки и принятия НУР по ее результатам.

ГНИ не согласилась с заключениями судов первой и апелляционной инстанций и обратилась в ВС, который открыл кассационное производство.

Позиция ВС

ВС частично удовлетворил иск ГНИ и направил дело на повторное рассмотрение. Итак, давайте разберемся, чем руководствовался судебный орган.

По мнению Суда, особенности камеральной проверки заключаются в том, что для ее проведения не нужен приказ руководителя налогового органа или другое специальное разрешение либо направление, не нужно согласия налогоплательщика, а также его присутствия.

Суд пришел к выводу, что камеральная проверка является одним из способов реализации контрольной функции налогового органа, при помощи которой осуществляется систематический контроль за своевременностью начисления и отражения всех сведений, влияющих на правильность декларирования налогоплательщиком.

В соответствии с Законом № 71 в течение 2015 года действовал мораторий на проведение проверок предприятий с объемом дохода до 20 млн грн за предыдущий календарный год. Проверки могут проводиться исключительно с разрешения Кабмина, по заявке субъекта хозяйствования относительно его проверки, согласно решению суда или в соответствии с требованиями УПК.

<...> Указанное ограничение не распространяется:

с 1 января 2015 года на проверки субъектов хозяйствования, которые ввозят на таможенную территорию Украины и/или производят и/или реализуют подакцизные товары, на проверки соблюдения норм законодательства по вопросам наличия лицензий, полноты начисления и уплаты налога на доходы физических лиц, единого социального взноса, возмещения налога на добавленную стоимость;

с 1 июля 2015 года на проверки плательщиков единого налога второй и третьей (физические лица – предприниматели) групп, кроме тех, которые осуществляют деятельность на рынках, продажу товаров в мелкорозничной торговой сети через средства передвижной сети, за исключением плательщиков единого налога, определенных пунктом 27 подраздела 10 раздела XX "Переходные положения" Налогового кодекса Украины, по вопросам соблюдения порядка применения регистраторов расчетных операций.

(п. 3 разд. ІІ "Заключительные положения" Закона № 71)

Учитывая вышеупомянутое, ВС/КАС считает, что введенные Законом № 71 ограничения не касаются камеральных проверок.

Поэтому заключения судов первой и апелляционной инстанций о безосновательности проведения ответчиком спорной камеральной проверки и признании противоправными принятых НУР являются преждевременными.

Кроме того, ВС/КАС подчеркнул, что суд также должен учитывать цель и задачи введения моратория на осуществление налоговых проверок.

Проанализировав пояснительную записку к Закону № 71, ВС/КАС пришел к выводу, что именно с целью уменьшения административной нагрузки на субъектов хозяйствования с годовым оборотом до 20 млн грн, а также с целью эффективного использования ресурсов фискальных органов было временно ограничено осуществление в отношении таких налогоплательщиков отдельных видов налоговых проверок, проведение которых потребовало значительных усилий как со стороны контролирующих органов, так и налогоплательщиков.

В то же время проведение камеральных проверок из-за их упрощенной процедуры, которая не требовала от налогоплательщиков каких-либо затрат времени и ресурсов, не создавало для плательщиков любой дополнительной административной нагрузки, не мешало нормальному ходу их хозяйственной деятельности.

Поэтому Верховный Суд указал судам предыдущих инстанций на то, что при разрешении данного спора необходимо было исследовать, свидетельствовало ли телеологическое (то есть такое, которое учитывает цель внедрения соответствующего правового регулирования) толкование норм Закона вместе с системным правовым толкованием норм данного Закона и НКУ в пользу вывода о том, что введенные Законом № 71 ограничения касались камеральных проверок.

Итак, ВС комментируемым постановлением отменил решения судов первой и апелляционной инстанций, принятые в пользу налогоплательщика. Основанием для отмены и отправки дела на повторное рассмотрение послужило нарушение норм процессуального права, которое сделало невозможным установление фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, если суд не исследовал собранные по делу доказательства.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание БУХГАЛТЕР&ЗАКОН
Контакты редакции:
bz@ligazakon.ua