Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Новая "схема" от фискалов: арест реглимита СЭА НДС
Галина Зубарь, главный редактор Б&З, ЛІГА:ЗАКОН

Документ:

Кому читать:

плательщикам НДС

Что произошло:

фискалы с помощью судов осваивают схему ареста реглимита в СЭА НДС

Бухгалтерское сообщество в буквальном смысле потрясли комментируемые судебные решения, ведь в борьбе с фиктивным предпринимательством фискалы решили через суд наложить арест на реглимит в СЭА НДС, более того – суд поддержал их просьбу, на наш взгляд, ошибочно считая реглимит имуществом:

Наложить арест на имущество, а именно:

– на лимит суммы НДС в системе электронного администрирования НДС по ООО "СПЕЦИМПОРТТОРГ" (предыдущее название "СЕНОР ГРУП") (код по ЕГРПОУ 41774244), на который указанное предприятие имеет право зарегистрировать налоговые накладные и расчеты корректировки в Едином реестре налоговых накладных и запретить служебным лицам и работникам ООО "СПЕЦИМПОРТТОРГ" (предыдущее название "СЕНОР ГРУП") (код по ЕГРПОУ 41774244), их представителям по поручению, использовать или каким-либо образом отчуждать вышеуказанное имущество.

(определение Днепровского районного суда г. Киева от 13.06.2018 г. № 755/5076/18)

Обязать служебных лиц Государственной фискальной службы Украины (код ЕГРПОУ 39292197) по адресу: г. Киев, Львовская площадь, 8, наложить арест на суммы лимита НДС в системе электронного администрирования НДС, принадлежащего ООО "Инвест фо фьюче" (код ЕГРПОУ 41831527) в сумме, не превышающей 52466075 грн.

Запретить отчуждение, распоряжение и пользование имуществом, а именно: активами суммы лимита НДС в системе электронного администрирования НДС в Государственной фискальной службе Украины (код ЕГРПОУ 39292197) в сумме, не превышающей 52466075 грн, по адресу: г. Киев, Львовская площадь, 8, предприятия ООО "Инвест фо фьюче" (код ЕГРПОУ 41831527), путем блокировки сумм налога в системе электронного администрирования НДС (лимит НДС) по указанному предприятию, на которую последние имеют право зарегистрировать налоговые накладные и/или расчеты корректировки в Едином реестре налоговых накладных.

(определение Шевченковского районного суда г. Киева от 20.06.2018 г. № 761/22629/18)

Откровенно говоря, складывается впечатление, что находишься в каком-то театре абсурда. Мы помним эпопею 2015 года, когда вследствие правовой коллизии* налоговики вместе с казначеями, в частности в совместном письме от 12.03.2015 г. № 5780/5/99-99-23-05-16, просили воздержаться от ареста средств на счетах в СЭА НДС (дополнительно читайте на эту тему материалы "ГФСУ и ГКСУ просят воздержаться от ареста средств на счетах СЭА НДС" и "СЭА НДС: "покращення вже сьогодні").

* Между ст. 52 Закона № 606 и НКУ до вступления в силу Закона № 643, п. 2 разд. ІІ которого только с 29.07.2015 была поставлена точка в этом вопросе посредством четко прописанной нормы, что на счета в СЭА НДС не распространяется действие Закона № 606, в частности на средства, находящиеся на таких счетах, не может быть:

– наложен арест;

– обращено взыскание.

Однако тогда в 2015 году речь шла именно о реальных деньгах, а не о каких-то виртуальных показателях в виде регистрационного лимита. Поэтому поддержка судами фискалов в этой части является довольно неожиданной.

Более того, она является весьма сомнительной с юридической точки зрения. Ведь в соответствии со ст. 131 УПК одной из мер обеспечения уголовного производства является именно арест имущества. Все мы понимаем, что регистрационный лимит в СЭА НДС никоим образом не соответствует определению правовой категории "имущество" в ст. 190 ГКУ. И он не является объектом права собственности, которое можно ограничить путем наложения ареста согласно ст. 170 УПК. Ведь этот лимит имеет административно-правовую природу и существует исключительно в рамках административных правоотношений между плательщиком и органом ГФС. К тому же непонятно, как именно арест регистрационного лимита может обеспечивать "сохранность вещественных доказательств", о чем идет речь в ст. 170 УПК. Короче говоря, как ни крути, а получается какая-то правовая бессмыслица.

В то же время возникает практический вопрос: а возможно ли арестовать регистрационный лимит, ведь нам внедрили электронную, а не "ручную" систему? Вопрос, конечно, в большей степени риторический, ведь мы неоднократно сталкивались с "ручником". Кроме того, нас все время сами же фискалы убеждали, что мы имеем именно электронную "суперсистему", которая работает без ручного вмешательства, а еще в том же 2015 году мы столкнулись с невозможностью перерасчета реглимита вследствие уточнения данных к декларациям по НДС за июнь 2015 года. Тогда налоговики упрямо нас убеждали, что перерасчет не осуществляется (см., в частности, письма ГФСУ от 05.11.2015 г. № 23623/6/99-99-19-03-02-15, от 14.12.2015 г. № 26558/6/99-99-19-03-02-15), и уже тогда все понимали незаконность этой ситуации, хотя даже в разговорах фискалы признавались, что это просто технически невозможно. Вероятно, именно по этой причине не помогли тогда плательщикам НДС в этой части и суды. Однако, судя по комментируемым судебным решениям, СЭА НДС не настолько электронная, а с "ручным приводом", поскольку процедура ареста реглимита не прописана ни одним нормативно-правовым актом, учитывая, что реглимит – это искусственно созданный показатель, собственно, как и вся "суперформула" в СЭА НДС, предусмотренная п. 2001.3 НКУ. Интересно, как практически процедуру его ареста видят фискалы, ведь, с одной стороны – предприятия, фигурирующие в делах, не смогут зарегистрировать в ЕРНН налоговые накладные или расчеты корректировки, а с другой – реглимит будет изменяться на суммы зарегистрированных налоговых накладных / расчетов корректировки, которые будут регистрировать в ЕРНН контрагенты этих предприятий, хотя, с большой долей вероятности, им тоже заблокируют регистрацию налоговых накладных и расчетов корректировки.

Стоит отметить, если под "прицел" фискалов попадут предприятия, которые имели деловые отношения непосредственно с фигурантами комментируемых судебных решений, то суды в этой части принимают сторону таких налогоплательщиков, вполне справедливо считая, что налогоплательщик не может нести ответственность за невыполнение его контрагентами своих обязательств, ведь понятие "добросовестный плательщик", которое употребляется в сфере налоговых правоотношений, не предусматривает возникновения у плательщика дополнительной обязанности по контролю за соблюдением его поставщиками правил налогообложения, а именно плательщик не наделен полномочиями налогового контроля для выполнения функций, возложенных на налоговые органы, а потому не может владеть информацией относительно выполнения контрагентом налоговых обязательств (см., в частности, определения ВАСУ от 05.07.2016 г. № К/800/51113/15, от 12.07.2016 г. № К/800/8639/15, от 19.07.2016 г. № К/800/50811/15, от 16.08.2016 г. № К/800/9884/15). В то же время суды постоянно подчеркивают, что статус фиктивного, нелегального предприятия несовместим с легальной предпринимательской деятельностью. Хозяйственные операции таких предприятий не могут быть легализованы даже при формальном подтверждении документами бухгалтерского учета (см., в частности, постановления Верховного Суда от 16.01.2018 г. № К/9901/1478/18, от 01.12.2015 г. № 826/15034/14).

Кстати, спросить фискалов о "добросовестности" того или иного налогоплательщика не получится:

Налоговым законодательством не предусмотрено право налогоплательщика на обращение в контролирующие органы в целях подтверждения "добросовестности" других налогоплательщиков. В то же время подпунктом 17.1.9 пункта 17.1 статьи 17 Кодекса определено право налогоплательщика на неразглашение контролирующим органом сведений о таком плательщике без его письменного согласия.

(ИНК от 31.07.2017 г. № 1435/6/99-99-14-02-02-15-ІПК)

Продолжая анализ комментируемых постановлений, для наглядности стоит также напомнить, в частности, о ч. 10 ст. 170 УПК, которая, собственно, определяет перечень, на что именно может быть наложен арест:

Арест может быть наложен в установленном данным Кодексом порядке на движимое или недвижимое имущество, деньги в любой валюте наличностью или в безналичной форме, в том числе средства и ценности, находящиеся на банковских счетах или на хранении в банках или других финансовых учреждениях, расходные операции, ценные бумаги, имущественные, корпоративные права, в отношении которых определением или решением следственного судьи, суда определена необходимость ареста имущества.

Как видно, о реглимите в СЭА НДС здесь ни слова, да и ни под одно приведенное выше определение его сложно подвести. Конечно, плательщикам НДС придется определенный период времени обжаловать комментируемые решения в судах вышестоящих инстанций, но мы с вами имеем тревожный "звоночек", поскольку существует вероятность, что такая дерзость налоговиков в дальнейшем просто будет парализовать деятельность отдельных представителей бизнеса.

Мы же со своей стороны будем следить за развитием событий по этим делам и информировать вас.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание БУХГАЛТЕР&ЗАКОН
Контакты редакции:
bz@ligazakon.ua