Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
"Я не боюсь перемен, скорее, наоборот – люблю их и даже сама стимулирую", – Наталья Еремеева

Сегодняшняя гостья нашей студии – Наталья Еремеева, сооснователь и генеральный директор компании Stekloplast* в г. Днепр.

____________

* Stekloplast – производитель светопрозрачных конструкций на базе металлопластикового и алюминиевого профиля. Компания на рынке с 1997 года. За это время из локальной фабрики с производственной мощностью два металлопластиковых окна в день выросла в компанию-экспортера с производственной мощностью 1800 конструкций в сутки. Потребителям Stekloplast предлагает полный цикл услуг по остеклению, в том числе проектирование конструктивно сложных светопрозрачных фасадов. В портфолио компании – купол киевского ЦУМа и атриум ТРЦ Lavina Mall.

– Наталья, у меня впервые в гостях не просто бизнес-вумен, а женщина, которая занимается, я бы сказала, мужским направлением в бизнесе (большинство женщин открывают салоны красоты, бутики одежды, косметики и т. п.). Расскажите о своей компании, как возникла идея открыть такой бизнес, с чего все началось?

– Вопрос, почему я "хард", а не "софт" – традиционный. До сих пор крепок стереотип о том, что женщина может продавать (а тем более, производить) что-то исключительное женское. Но зарабатывать и реализовываться можно не только в сфере красоты или кулинарии. Почему женщина не может строить железную дорогу, добывать уголь или производить окна? Почему не напитать женской энергетикой производственный процесс и высокоточные станки? Уверена, что все ограничения – только в наших головах, а я просто попробовала сделать по-другому и все получилось.

Наша с мужем семейная компании основана в 1997 году, мне было 23, я хотела полной свободы: свободы принимать собственные решения, самостоятельно определять степень собственного комфорта, количество комнат в доме и детей в семье, класс автомобиля и формат отдыха. Я много еще не знала тогда, но одно знала точно – работа по найму такой свободы не даст. Поэтому выбрала предпринимательство. Пробовали разное: торговали, производили смеси строительные, камины строили, потом услышали о ноу-хау того времени – металлопластиковых окнах. Загорелись, попробовали и интуитивно поняли – оно! После этого сконцентрировались уже на одном направлении и больше не сворачивали с курса.

– Вы с мужем – партнеры, но, когда муж и дома, и на работе, нет ли желания заняться чем-то другим, более женским?

– Когда муж и на работе, и дома – именно партнер, необходимости заниматься чем-то другим не возникает. Зачем? Это как будто разделить элементы одного пазла поровну и пытаться сложить две новые картинки. На работе и дома решаются различные задачи. И еще важно правильно разделить роли и зоны ответственности, не конкурировать, а поддерживать друг друга.

– Одинакова ли степень доверия между Вами и мужем в семье и бизнесе?

– Конечно. Семья живет, пока есть доверие между парой. Бизнес-партнерство живет, пока есть доверие между партнерами. Если доверия нет – все рассыпается, и дома, и в офисе. Доверие – основа любого прочного союза и моя ключевая ценность.

– Как Вы изначально строили стратегию в бизнесе?

– В 1997 году я не задумывалась над стратегией. На тот момент, в свои 23 года, я хотела построить бизнес, который обеспечивал бы мне необходимый уровень свободы. Я понимала, что собственное производство дает дополнительную возможность для маневра в бизнесе, снижает затраты, обеспечивает контролируемое качество продукта, формирует хорошую репутацию на рынке. Поэтому производственные "мускулы" и сеть сбыта наращивались параллельно. Первые десять лет этого было достаточно.

Теперь у меня другие цели. В Украине давно тесно, я хочу всему миру показать, на что мы, украинцы, способны в сфере остекления; какие сложные объекты умеем проектировать; какой качественный продукт производить; как быстро монтировать сотни и тысячи квадратных метров. Поэтому бизнес постепенно переориентируется на экспорт. Продукция Stekloplast сегодня соответствует американским и европейским стандартам, а производство – требованиям международных аудиторов (начиная с высокоточных станков, заканчивая охраной труда). От такой стратегии выигрывает и внутренний рынок, который фактически получает тот же продукт. Продукция для внутреннего и экспортного рынков производится теми же людьми на одном и том же оборудовании по одинаковым стандартам.

– По каким принципам подбирали себе основную команду? Изменился ли на сегодняшний день принцип подбора?

– Мы начинали небольшим коллективом – семья и друзья, все были "на все руки мастерами" и "своими". По мере роста компании все менялось, для новых задач приходили новые люди. Первых профессионалов я искала и нанимала сама, но постепенно выделилась отдельная hr-функция. Сегодня я вмешиваюсь в процесс найма, только если речь идет о топовых позициях. Я охотно работаю с людьми, которые намного сильнее меня в своем деле и имеют другую точку зрения, способны предлагать и защищать свои инициативы и, конечно, нести ответственность за результат. А еще "мои" люди – гибкие и готовы быстро меняться. Я сама люблю изменения, я очень быстрый человек.

– Применительно для крупной компании Stekloplast, что такое здоровый моральный климат в коллективе?

– Первое – у нас запрещено говорить слова "проблема" и "невозможно". Вместо проблем у нас задачи, которые сложными бывают, но неразрешимыми – никогда. Когда главному бухгалтеру пришлось взаимодействовать с коллегами из Чикаго, она выучила английский. Понимаете? Задачи – есть, проблем – нет.

Второе – у нас интересно, у нас у всех горят глаза. Мы участвуем в интересных проектах по всему миру. Сегодня, например, подались на тендер на остекление Трилистника – нового аэропорта в Кувейте. Сотрудникам Stekloplast не надо искать работу по миру, она сама находит их.

И третье – мы не конкурируем, мы – сотрудничаем. Каждый классно делает свое дело, а все вместе складывается в единый пазл.

– Вы, как женщина-руководитель, имеете дело преимущественно с мужчинами (такова специфика Вашего бизнеса). Сталкиваетесь ли с какими-то трудностями? Если да, то с какими и каков рецепт их преодоления? Или это просто миф?

– Мне со всеми легко: и с женщинами, и мужчинами. Все трудности взаимодействия женщин с мужчинами – только в голове, я считаю. И этот вопрос, скорее, не о гендере, а о психологии в целом, о желании слышать оппонента, о четком понимании собственных целей, об умении контролировать эмоции и работать в команде. Я не вступаю в перепалки с мужчинами, я говорю: "Надо, потому что...". И мужчины это понимают. Собственно, как и женщины.

– Несмотря на то что женщины в нашей стране активно строят карьеру, им это дается сложнее, чем мужчинам. Как Вы преодолевали барьеры на своем пути и в чем секрет успеха?

– Мне непросто комментировать сложности женской карьеры. Я не сталкивалась с барьерами в развитии бизнеса из-за того, что я женщина. Скорее, наоборот. Когда можешь и ресницами похлопать, и кулаки показать – у тебя больше шансов на успех.

– Всем известна фраза: "Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!" ("Алиса в Стране Чудес" Льюиса Кэррола). На мой взгляд, это работает и в сфере личных отношений, и в бизнесе. Как, на Ваш взгляд, следует "бежать" современному руководителю к достижению цели?

– Да! Только я бы перефразировала: не бежать, а лететь на самолете. Вообще, каждый человек сегодня сам выбирает ускорение, с которым живет. Для меня важна скорость на пределе возможностей, важно быть очень мобильной. От этой скорости я черпаю вдохновение. Я обожаю самолеты – в прямом и переносном смысле. С одной стороны, мне нравится, что в пределах двух суток ты можешь провести встречу в Кувейте и обнять сына в Чикаго, а потом снова вернуться в свой кабинет в Днепре. И при этом отлично выглядеть и ясно мыслить. С другой – я люблю и сам процесс перелетов: мне нравится видеть с высоты выше птичьего полета бесконечность и солнце.

– Насколько Вы готовы рисковать в бизнесе? Или Вам все же ближе взвешенный подход?

– Если я интуитивно чувствую новые возможности для достижения своих долгосрочных целей – решения принимаю очень быстро, а расчет делаю "вдогонку", чтобы скорректировать тактические шаги. В целом, я не боюсь перемен, скорее, наоборот – люблю их и даже сама стимулирую. Если все работает четко и гладко – это скучно, это повод расслабиться, застояться. Мне всегда хочется "выпрыгнуть" из такого состояния: поставить себе амбициозную задачу, загрузить мозг поиском решения.

– Какими были первые шаги по выходу на международный рынок?

– Стучались во все двери, в миллион дверей, было много встреч и звонков. Честно говоря, не слишком результативных: экспортные заказы давались сложно. И я почувствовала – нужно другое. Буквально, почувствовала однажды по дороге в офис, что нужно свернуть в другой поворот и ехать в цех. Приехала и поняла: слишком большой разрыв между продавцами и производственниками. Если объединить их физически на одной территории, всем станет проще – понять и ограничение друг друга, и новые возможности в случае синергии. А пока одни хотят продавать одно, а другие – производить другое, ничего толкового не получится. И мы начали наводить порядок на рабочих местах, систематизировать склад, переставлять станки и просто мыть полы. Я весь бизнес соединила в одну цепочку. И пока мы все это делали, экспортные заказы сами меня нашли. Глубокой зимой (период максимального спада для бизнеса) позвонил Олег (заказчик. – Примеч. ред.) и сказал, что ему нужны окна... в Чикаго! Мой мозг взорвался! "Как? Откуда вы знаете об украинском производителе?" – "Так, мне вас рекомендовали..." Все! Зимой наше производство было загружено заказами для Чикаго.

– Инновации для компании Stekloplast – что это? В чем проявляются?

– Это рвать шаблоны. Делать так, как никто не делает.

– Ваш совет стартаперам: как выйти на международный рынок сегодня?

– Мечтать на грани возможного, изучать интересные рынки и убить в себе прокрастинатора – делать здесь и сейчас, не бояться пробовать. Я знаю много людей, которые годами решаются что-то сделать, просчитывают каждую деталь, а на самом деле просто теряют возможности.

– Традиционно руководители по отношению к бухгалтерам делятся на две категории: которые понимают сложность этой профессии и прислушиваются к мнению бухгалтера и которые принимают бухгалтера за обычного счетовода и не считают нужным в принципе советоваться с ним. К слову, последняя категория обычно ценит, скажем, больше менеджеров, поскольку они приносят "живые" деньги в компанию. К какой категории Вы себя относите? Кто для Вас бухгалтер?

– Я сама начинала как бухгалтер и хорошо понимаю тонкости профессии. Поэтому мне найти идеального бухгалтера очень-очень сложно. Это как клонировать себя или даже сложнее – встретить лучшую версию себя. К счастью, мне повезло: мой главбух Юлия Ивановна сочетает в себе волю, профессионализм, дисциплину, ответственность. Научиться водить, чтобы увеличить скорость передвижения и, как следствие, решения задач? Окей! Полностью сломать и выстроить систему заново? Окей! Закрыть документы на языке заказчика в Чикаго или Барселоне? Окей! Юлия Ивановна – мой друг, мой партнер, человек, которого я уважаю бесконечно, на которого я могу положиться, какие бы сложные задачи перед нами не стояли. Потому что она не просто "дружит с цифрами", ее не пугают сложные задачи, они стимулируют ее развиваться.

– Как Вы видите работу бухгалтера с позиции руководителя?

– Это важный член команды, от работы которого зависит общий результат. Я не сторонник выделять приоритетные и вспомогательные функции в бизнесе. Каждый вносит свой вклад на своем функциональном поле. И этот вклад важен.

– Какой, на Ваш взгляд, портрет идеального бухгалтера?

– Идеальный бухгалтер почти как идеальный мужчина – фантастическое существо, встретить которое невозможно. Но можно максимально приблизиться к идеалу. Мой идеал бухгалтера – это друг и партнер, профессионал, который видит шире собственной функции и готов наравне с другими членами команды решать задачи бизнеса. И Юлия Ивановна – идеал.

– Хочу вернуться к Наталье Еремеевой как к личности: образование, хобби...

– Мои хобби сопряжены с темпом моей жизни. Это учеба; в КМБШ (Киево-Могилянской бизнес-школе) я встретила массу интересных и глубоких людей, которые дали мне мощный толчок к развитию, помогли выстроить стратегию, показали, что "платье" под названием "Украина" мало. Я до сих пор помню вопрос одного из преподавателей: "Деточка, сколько книг вы читаете в месяц?" И свое осознание, что мало и что можно (и нужно), оказывается, больше.

Это воспитание сыновей. У меня их три – 23, 14 и 8 лет. Каждую минуту я чувствую их интуитивно даже на расстоянии. Не бывает дня, чтобы мы хоть смайликом, хоть фотографией не обменялись. Считаю одной из своих главных задач в жизни – запустить эти три ракеты, три звезды, абсолютно разные. Я учусь у них их видению мира, с одной стороны, а с другой – мягко и ненавязчиво прививаю им свои ценности. Однозначно, история обо мне и сыновьях – это история о дружбе. Я рассчитываю, что и через много лет мы сохраним понимание друг друга с полувзгляда, полуслова. Наверное, они будут жить в разных концах мира, а я буду летать в самолетах между ними.

– Удается ли соблюдать баланс между работой и семьей?

– Баланс личности, семьи и бизнеса – сложная тема. Фактически, это одновременный фокус на трех сферах. Чтобы его держать, нужна воля и дисциплина. Очень легко "заиграться" в одной из сфер и упустить другие. Чтобы такого не случилось, нужно четко понимать свои долгосрочные и краткосрочные цели и постоянно с ними сверяться. Все отлично с развитием личного бренда, но проседает бизнес? – Стоп! Удели внимание бизнесу, сократи публичные выступления.

– Очень многие женщины-руководители говорят о том, что, отдаваясь семье и работе, очень трудно уделять время себе. Как в Вашем случае?

– Уделять время себе – это вопрос планирования и расстановки приоритетов. И понимания одной жесткой истины: несчастная и уставшая мать никому не интересна, даже своим детям. Невозможно наполнить кого-то, если ты сам опустошен. Как ты покажешь детям, что такое достоинство, страсть, самоуважение, глубина, если ты сама растворяешься во внешнем мире, если ты сама выгорела? Детей не надо воспитывать, воспитывать надо себя. Их можно научить чему-то только личным примером. Поэтому критично важно уделять время себе, быть реализованной личностью.

Базовый принцип заботы о себе – полноценный сон. У нас отбой в 22:00, подъем в 6:00. Это закон для всех! Поэтому днем я хорошо выгляжу, ясно мыслю и работаю с высокой эффективностью. Большое заблуждение "добирать" рабочие часы за счет сна, особенно женщинам.

– Вы мама троих детей, причем весьма разного возраста. Это уже героизм в наше сложное и динамичное время, не говоря о том, что перед нами работающая мама с не всегда регулируемым графиком. Как удается успеть поучаствовать в жизни каждого ребенка?

– Моя задача – задать детям правильное направление и мотивировать. Я никогда не делаю это жестко. Выстраиваю отношения с детьми таким образом, чтобы они сами просили у меня совета. Я не рядом все время физически, но я всегда на связи. Если звонят дети, я всегда поднимаю трубку и по обращению "Мааам" понимаю степень срочности вопроса: если критично срочно (что бывает очень редко) – включаюсь, если нет – откладываю помощь до более удобного времени, но никогда – надолго.

Иногда доходит до смешного. Представьте, однажды звонит старший и просит помочь принять решение о выборе работодателя: по результатам собеседований он получил предложение о работе сразу от нескольких компаний. Тут же параллельный звонок от среднего (они чувствуют друг друга всегда). Я удерживаю вызов старшего и слышу – среднему сыну нужна помощь по выбору предметов в английской школе. И пока открываю рот для ответа, звонит младший, а ему 8 и на смарт-часах только две "тревожные кнопки" – "мама" и "папа" – снимаю трубку, а там: "Маааам, я женюсь, помоги кольцо выбрать". И меня не просто не напрягает такая ситуация, я считаю ее очень правильной с точки зрения воспитания сыновей. В итоге в данной конкретной ситуации выбор кольца и предметов был отложен до вечера, а со старшим сыном мы разобрали плюсы и минусы предложений не откладывая. 

– Дети в большинстве своем хотят самостоятельности. Насколько самостоятельны Ваши дети и влияете ли Вы на их выбор (возможно, не прямо, просто дружеским советом)?

– Очень самостоятельные, и я осознанно воспитываю в них эту черту. Наша задача дать им не просто базовый старт, но создать правильное окружение для дальнейшего развития. Я стараюсь найти им сильных наставников, погрузить в различные среды, показать возможные двери, помочь оценить последствия выбора, подбодрить. Но решения они должны принимать самостоятельно и обязательно нести за них ответственность.

Для того чтобы мой старший сын больше видел и получал новый опыт, я нахожу возможности летних стажировок в различных компаниях. Так, одни летние каникулы он был вожатым в Tasis – американском языковом лагере в Швейцарии. И я настояла, чтобы сын написал резюме, прошел объективный отбор и попал в эту американскую систему. Во время других каникул – стажировался в бостонском офисе Terrasoft, я попросила об этом ее основателя и свою подругу Катю Костереву.

– Есть ли функция контроля над детьми и как она работает?

– Контроля как системы запретов и наказаний – нет. А как система организации времени детей – есть. Я поклонник дисциплины и уверена, пока дети не пройдут подростковый возраст и не научатся контролировать свои желания и эмоции, у них не должно быть свободного времени и денег. Задача взрослых – организовать детское время так, чтобы они проводили его с интересом и пользой. Если дети заинтересованы, как говорит мой отец, им не приходит дурного в голову.

– А есть ли желание, чтобы кто-то из детей продолжил семейное дело?

– Эту дверь я тоже им показала. Но мне бы хотелось, чтобы они росли выше, а в семейную компанию, если и пришли, то не как мои "подмастерья", а как сильные профессионалы с опытом работы в крупных международных компаниях. Я считаю, что не семейный бизнес должен развивать детей, а дети – семейный бизнес.

Один из моих партнеров – немец, миллиардер и собственник семейного бизнеса (производство ПВХ-профиля), приобщил к бизнесу своих сыновей, только когда они состоялись как профессионалы и менеджеры. И мне кажется такой подход к воспитанию очень правильным.

Мой старший сын сейчас работает в Канаде в DHL (мировой лидер в отрасли логистики, в том числе в авиаперевозках). И, рассылая резюме и участвуя в собеседованиях, мы сознательно выбирали компании международного масштаба.

– Возможно, планируете какое-то новое семейное направление в бизнесе?

– Если в бизнес придут сыновья, в любом случае он изменится. Пока не загадываю.

– Традиционно напоследок пять слов-пожеланий подписчикам издания БУХГАЛТЕР&ЗАКОН от Натальи Еремеевой.

– Слушай себя.

– Будь дисциплинированным.

– Держи фокус.

– Читай книги.

– "Улыбнись... и пусть все ломают голову, что у тебя на уме" (Антон Чехов).

Интервью вела Галина Зубарь,
главный редактор Б&З,
ЛІГА:ЗАКОН

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2019

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание БУХГАЛТЕР&ЗАКОН
Контакты редакции:
bz@ligazakon.ua