Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Налог на финансовые операции: амбициозная цель или реальная законодательная инициатива?
Марина Стадник, эксперт

Начиная с 2011 года в Европейском Союзе положено начало амбициозной цели: ввести налог на финансовые операции (tax on all financial transactions), который будет взиматься со всех финансовых операций между финансовыми учреждениями, где хотя бы одна сторона создана или которая считается созданной в Европейском Союзе (далее – ЕС). До конца 2012 года быстро стало очевидным, что законодательная инициатива по введению налога на финансовые операции (далее – НнаФО) не получила надлежащего уровня поддержки в рамках всего европейского пространства.

Даже среди остальных 10 государств – членов ЕС, которые поддержали имплементацию НнаФО (Австрия, Бельгия, Франция, Германия, Греция, Италия, Португалия, Словакия, Словения и Испания), все еще возникают большие расхождения в процессе администрирования указанного налога, что приводит к многократному расширению базы налогообложения, изменению взглядов на предполагаемую дату введения в действие, и многочисленные сообщения о пренебрежительных заявлениях разных учреждений ЕС о нецелесообразности использования НнаФО.

Такая ситуация оставалась опорной до тех пор, пока после ряда лет переговоров о введении соответствующего налога Франция и Германия не предложили возобновить введение НнаФО во франко-немецкий документ дорожной карты для еврозоны в июне 2018 г. Указанное намерение заключалось в создании обновленного НнаФО и существующего финансового сбора во Франции, основным налогообложением которого являются операции, связанные с выпуском акций на внутреннем рынке. Дальнейшие события в 2019 году, о которых пойдет речь, показывают попытки реанимирования проекта введения НнаФО.

В сентябре 2011 г. Европейская комиссия опубликовала предложение относительно введения НнаФО во всем ЕС. Данное предложение включало планы по гармонизации базы налогообложения и установлению минимальных ставок налогообложения для всех операций с финансовыми инструментами и производными финансовыми инструментами, осуществляемыми внебиржевым или на организованных финансовых рынках между финансовыми учреждениями, где хотя бы одна сторона создана или считается созданной в ЕС.

Однако подобное оригинальное предложение относительно НнаФО не получило единогласной поддержки от всех стран – членов ЕС. Одиннадцать оставшихся государств-членов (каждое государство-участник) подали заявку на продление срока имплементации НнаФО в рамках редко используемой процедуры "усиленного сотрудничества" (enhanced cooperation). Результатом этого стала предложенная Директива Совета ЕС № 2013/0045 (CNS) "О внедрении усиленного сотрудничества относительно налога на финансовые операции (предложение Комиссии)" – Council Directive implementing enhanced cooperation for a financial transaction tax (the Commission Proposal), опубликованная Европейской комиссией в феврале 2013 г.

Несмотря на то что Эстония быстро вышла из группы одиннадцати государств-участников, предложение Комиссии продолжает иметь те же границы и цели, что и начальное предложение, в том числе относительно определения видов финансовых инструментов, кроме деривативов, к которым определено применять минимальную ставку налога в размере 0,01 %.

Кроме того, согласно предложению Комиссии "принцип резидентства" дополнен "принципом выпуска", определенным как т. н. "последняя инстанция" (last resort) установления места создания финансового учреждения. В соответствии с "принципом выпуска" финансовая операция попадет в сферу предложенного НнаФО, если в целом финансовая операция предусматривает финансовый инструмент, "выданный" в рамках государства-участника.

Объект обложения НнаФО не ограничивается торговлей на организованных рынках, таких как регулируемые рынки, многосторонние торговые средства или систематические интернализаторы, поскольку также включает другие внебиржевые торги. Процесс администрирования НнаФО не ограничивается передачей финансовых активов, а скорее направлен на налогообложение момента, в котором заключено юридическое обязательство, отражая событие, в рамках которого налогоплательщик или заинтересованная сторона берет на себя риск, связанный с реализацией указанного финансового инструмента.

Итак, амбициозное предложение Комиссии оказалось слишком противоречивым для достижения консенсуса среди стран-участниц. Дата введения, которая сначала была определена в предложении Комиссии как 1 января 2014 г., неоднократно переносилась на более поздние сроки имплементации.

Почему же наблюдалась такая ситуация? Так, часть проблем заключается в том, что НнаФО, изложенный в предложении Комиссии, направлен прежде всего на налоговые трансграничные трансакции финансирования, в то время как приведение национального налогообложения к положениям налогообложения трансграничных операций – второстепенный вопрос. Хотя это и новый метод налогообложения такого вида операций, однако, учитывая характер современных международных финансовых трансакций, политическая идеология, стоящая за налогом, является более простой, его практическая реализация.

Далее стоит отметить ключевые проблемные вопросы практической реализации НнаФО.

Экстратерриториальность. "Принцип выпуска" и "принцип резидентства" устанавливают сущностное содержание финансовых операций для целей обложения НнаФО, даже если одна или все стороны находятся за пределами государств-членов. Учитывая такую базу налогообложения, существование проблем, связанных с применением НнаФО вне национальных условий налогообложения, будет неизбежным.

Двойное налогообложение. Было непонятно, как устранить риск двойного налогообложения, когда НнаФО будет действовать наряду с налоговыми режимами государств-членов, которые не администрируют данный налог в соответствии с нормами национального налогового законодательства, однако имеют другие налоги и/или сборы, определяющие соприкасающиеся объекты налогообложения (например, гербовый сбор в Великобритании).

Пенсионные фонды. Конфликты касательно отношения к пенсионным фондам в рамках предлагаемого НнаФО было трудно решить среди стран-участниц.

Деривативы. Применение НнаФО для целей налогообложения деривативов было особенно противоречивым. Многие эксперты предполагают, что обложение НнаФО деривативов содержит целый ряд финансовых рисков, что повлечет значительные колебания на финансовых рынках.

Brexit. Существуют экспертные выводы по экономико-социальному беспокойству, что любая миграция банковских и других финансовых услуг из Лондона после Brexit может быть проблематичной, если европейские финансовые центры, включая Париж, Франкфурт и Мадрид, будут применять НнаФО.

Распределение доходов. В странах-участницах прослеживается значительное расхождение по распределению доходов в рамках обложения НнаФО. Вполне возможно, что такая ситуация несколько нивелируется благодаря встрече министров финансов государств-участников 11 марта 2019 г., в результате чего была достигнута договоренность, что полученные доходы от НнаФО должны распределяться с помощью механизма компенсации.

Таким образом, вышеперечисленные проблемы относительно практической реализации администрирования НнаФО стали катализатором существования разных подходов к имплементации указанного налога во Франции и Германии. В пресс-релизе итогов заседания Европейского совета, которое состоялось 14 июня 2019 г., более подробно описаны франко-немецкие предложения по пересмотренному процессу администрирования НнаФО.

Так, основными признаками пересмотренного НнаФО, описанного Европейским советом, являются:

1. НнаФО будет оцениваться путем ссылок на акции собственного капитала, выпущенные только крупными компаниями, которые публично котируются в ЕС, и будет исключать деривативы и непериодические ценные бумаги, которые котируются государством – членом ЕС и рыночной капитализацией, превышающей 1 млрд евро на 1 декабря предыдущего года.

2. НнаФО будет взыскиваться при передаче права собственности, когда будут приобретены акции акционерных обществ с ограниченной ответственностью.

3. Как исключение – первичное размещение акций, продажа на рынке и торговля в течение дня не будут облагаться налогами.

4. Ставка налогообложения – не менее 0,2 %, хотя в пресс-релизе не были предоставлены детальные сведения по рассмотрению налоговой ставки.

Дальнейшая работа в данном направлении реформ была обещана Европейским советом с целью "обеспечения соблюдения компетенций, прав и обязанностей стран – членов ЕС, которые не принимают участия в ее имплементации".

Вышеприведенная проблематика имплементации НнаФО в мире показывает, что данная инициатива уже довольно длительное время была на слуху. В то же время нельзя оставить без внимания анализ национальных налоговых систем, в которых уже функционирует указанный налог.

Так, Бельгия, Финляндия, Франция, Ирландия, Италия, Польша, Швейцария и Великобритания сейчас администрируют НнаФО. Тем не менее особенности его администрирования значительно различаются в разных странах, а также данный налог имеет несколько своих проявлений, в частности:

налог на передачу прав собственности – transfer tax;

налог на операции с ценными бумагами – securities transaction tax;

налог на финансовые операции – financial transaction tax;

гербовый сбор – stamp duty.

Например, Швейцария взыскивает т. н. гербовый сбор по ставке 0,15 – 0,3 % за передачу акций и облигаций с участием швейцарского торговца ценными бумагами, в то время как Франция ввела НнаФО, который облагает налогами торги акциями на уровне 0,3 %, а т. н. высокочастотную торговлю (high-frequency trading) по ставке 0,01 %.

Европейские страны (члены ОЭСР), в которых функционирует НнаФО

Страна

Ставка

Бельгия

0,12 – 1,32 %

Финляндия

1,6 – 2 %

Франция

0,01 – 0,3 %

Ирландия

1 %

Италия

0,02 – 0,2 %

Польша

1 %

Швейцария

0,15 – 0,3 %

Великобритания

0,5 – 1,5 %

Наряду со значительным сопротивлением со стороны стран относительно имплементации НнаФО имеется ряд преимуществ данного налога, которые заключаются в следующем.

1. Обуздание неравенства

НнаФО увеличит расходы на торговлю финансовыми активами, что приведет к меньшему количеству торгов. В одном сценарии расходы полностью перекладываются на инвесторов. В другом возможном сценарии некоторые инвесторы могут сэкономить деньги, и по крайней мере часть налога в конечном итоге будет возложена на собственника и работника финансовых учреждений, осуществляющих торги. При любом сценарии НнаФО будет прогрессивным налогом.

Первый сценарий предполагает, что торги финансовыми активами будут в интересах инвесторов. Налог на такие торги и связанное с этим уменьшение торгов создают расходы для инвесторов. В данном случае НнаФО уменьшит неравенство, поскольку большинство финансовых активов удерживаются состоятельными людьми.

Однако может возникнуть второй сценарий, поскольку имеются доказательства того, что часть сегодняшней торговли финансовыми активами не происходит в интересах инвесторов. Зато такой налог будет иметь целью лишь получение платы за финансовые учреждения, как объяснено далее. В данном случае НнаФО, уменьшающий торги, фактически создаст сбережения для инвесторов, а расходы будут нести те, кто владеет финансовыми учреждениями (как акционеры или партнеры), и те, кто работает на них. Поскольку это, пожалуй, относительно большая группа людей, то в данном случае НнаФО уменьшит неравенство. Оба эти сценарии описаны далее.

Так, расходы на НнаФО, переданные инвесторам, приведут к уменьшению неравенства. Хотя финансовые учреждения могут непосредственно уплачивать НнаФО, налог может быть передан инвесторам как увеличение трансакционных издержек или будет существовать выбор для инвесторов отказаться от соглашений, которые в противном случае были бы выгодными, что уменьшило бы стоимость финансовых активов. А поскольку финансовые активы, такие как акции, облигации и деривативы сосредоточены в руках самых богатых, то налог в конечном итоге будет покрываться в основном состоятельными людьми.

Снижение непроизводительных торгов также приведет к прогрессивному налогообложению и уменьшению неравенства. С другой стороны, часть стоимости НнаФО могут нести те, кто владеет финансовыми учреждениями (как акционеры или партнеры) либо работает в них. Имеются данные, что некоторые операции на сегодняшнем рынке просто активируют активы, генерируя плату за финансовые учреждения, не представляя никаких новых инвестиций. Например, финансовые активы, хранящиеся в Vanguard, торгуются меньше, а потому подлежат снижению комиссионных платежей, нежели активы, хранящиеся в других инвестиционных компаниях, но фонды Vanguard не различаются по своей эффективности по сравнению с другими. НнаФО покрывает данную ситуацию, незначительно увеличивая трансакционые издержки. Поскольку объем торгов является относительно эластичным или реагирует на изменения цены, то исследования показывают, что НнаФО может уменьшить объем торгов и потенциально обезвредить непроизводительные торги, которые дают часть прибыли финансовой отрасли. Именно это будет означать, что часть расходов, связанных с НнаФО, будут нести владельцы и высокооплачиваемые работники финансовых учреждений, проводящие данные торги. Для многих инвесторов результатом могут быть сбережения, поскольку они больше не платят за непроизводительные торги. В то же время это может сдержать неравенство, сдерживая непропорциональный рост финансового сектора – той части экономики, которая занимается кредитованием, финансированием и торговлей активами.

2. Маловероятное влияние на ликвидность

Критики утверждают, что налог нанесет вред рынкам, снизив ликвидность. Ликвидность просто означает, что существует много сторон, которые покупают и продают активы, так что дополнительная операция не повлияет на цену актива или общее функционирование рынка для него. Но ликвидность сильно выросла в последние годы, и НнаФО имеет потенциал изменить данную тенденцию лишь незначительно. Как правило, экономисты и торговцы считают, что рынок является ликвидным, если разница между ценой, которую те, кто торгует активом, готовы платить, и ценой, которую требуют те, кто продает актив, незначительна. Поэтому трудно поверить, что НнаФО по часто предлагаемым ставкам (например, ставка 0,1 %) кардинально изменит эту тенденцию. Тип ликвидности, наблюдаемый на сегодняшних рынках, наполненный быстрой торговлей и чрезмерным толчком, очевидно не является полезным, и имеется мало причин опасаться налога, который бы сделал больше, чем сдержать его.

3. Положительное влияние на экономический рост

Критики также не замечают того факта, что уменьшение неравенства само по себе может улучшить перспективы экономического роста. Данные показывают, что более справедливые общества имеют более высокие темпы роста в долгосрочной перспективе. Согласно новой книге президента и исполнительного директора Центра справедливого роста в Вашингтоне Хетер Боуши (Heather Boushey), состоятельные люди способны эффективнее монополизировать доступ к возможностям в менее равноправных обществах, препятствуя поставке талантов и идей, и подрывают конкуренцию в частном секторе. Более того, неравенство искажает спрос потребителей, поскольку работодатели лишают работников зарплаты, льгот и покупательной способности, снижая общую устойчивость экономики. НнаФО имеет целью уменьшить именно такое неравенство доходов.

Материал предоставлен редакцией издания «Вестник МСФО»

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2020

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание БУХГАЛТЕР&ЗАКОН
Контакты редакции:
bz@ligazakon.ua